МЕНЮ РАЗДЕЛА:    Искуство древнего мира / Искусство Европы / Искусство Востока / Древнерусское и русское искусство / Искусство Африки / Океания и Северная Америка / Искусство 20 века

ДРЕВНЕРУССКОЕ ИСКУССТВО

ГЕРОИЧЕСКОЕ СКАЗАНИЕ В ДРЕВНЕРУССКОЙ ЖИВОПИСИ

Более пятисот лет тому назад была написана храмовая икона Архангельского собора Московского Кремля. Соборное предание называет ее заказчицей инокиню Ефросинью - вдову Дмитрия Донского; оно, видимо, восходит к сказанию Степенной книги о создании иконы "Архангела Михаила", воплотившей видение княгини. Икона, по сказанию, была поставлена в церкви Рождества Богоматери в Кремле. Это предание, даже если оно довольно позднего происхождения, дошло до нас как свидетельство признания большой древности "Архангела Михаила".

В среднике изображен архангел-воин. Его торс полон напряженной силы, ноги крепко стоят на поземе, обнаженный меч с угрозой поднят - во всем готовность к действию. Эта особенность движения архангела сразу же отделила еп> от очень цельной группы икон XV-XVI веков с изображением покровителя воинов в спокойном и торжественном предогоянии. В иконе Архангельского собора начертан образ противостояния, противоборства, действенной защиты.

По-видимому, подобные иконографические различия не случайны, и обнаруженные аналогии подтверждают это. Среди произведений станковой живописи их не оказалось, но в стенописи обнаружилось несколько.

Архангел Михаил на западной стене в росписи ц. Успения Богоматери в Протате на Афоне (начало XIV века) - самая ранняя из них. Движение воина так же необычно, как в кремлевской иконе: рука с поднятым мечом угрожающе простерта, жесты рук сходны, хотя архангел иконы держит в левой руке не свиток, а ножны. Плащ отброшен вправо. Сходно и внутреннее состояние обоих воинов. Оно проявляется не только в стремительной резкости движения; нечеловеческая мощь во властном взгляде, напряженный взлет бровей- угрожающий знак огненной стихии, готовой обрушиться на врага,- довершает единство образов иконы и фрески."Лице же его аки зрение молнии, очи его аки свещы огнены",- говорится в книге пророка Даниила1.

Два архангела из церкви Успения Богоматери на Волотовом поле (80-е годы XIV века) по времени создания ближе к иконе. На западной стене внутри храма у входа архангел изображен в необычайно сильном движении: рука с длинной лентой свитка вскинута вверх, меч сечет наотмашь, взмах мощных крыльев взвивает плащ. Архангел в притворе того же храма внешне спокойнее. Готовность к борьбе, противостояние выражены в нем со сдержанной силой. Здесь есть организованность совершенного воина, которая в наивысшей степени воплощена в иконе Архангельского собора. Но оба волотовских архангела, каждый по-своему, глубоко родственны иконе. Композиция движения (дуга торса, поворот головы, движение рук, крыльев и плаща) едина. В каждом из них равно воплощен образ борца, крепкого защитника, воина в действии.

По-видимому, такое сходство нельзя объяснить только родством художественных натур живописцев. Задачи, стоявшие перед искусством, обязывали художника к точности, требовали от него законченной ясности мысли. Подобие художественной формы должно было родиться в подобии замыслов.

“Архангел  Михаил”. XIV век. Икона из Архангельского собора Московского Кремля Назначение ангелов, изображенных при входе в храм, объясняет текст свитков в их руках. К сожалению, у архангела из Протата свиток не сохранился (текст волотовского свитка мне не известен).

В церкви в Дечанах - сербском памятнике первой половины XIV века (1335- 1350 годы) на свитке архангела Гавриила написано: "Писец стою святому ...... веному сему храму чистые вводу скверные отгоню далече". На портальной фреске собора Рождества Богоматери Ферапонтова монастыря 1500-1502 годов Н. В. Гусевым так прочтен текст на свитке архангела Михаила: "Божий есми воевода оружие движу на высоту страшаа".

Все проложные сказания, полные и сведенные вкратце, служба надень собора архангела Михаила, похвальное слово архангелу повествуют о важнейшем его деянии - свержении сатаны с неба. С этим и связано, по-видимому, изображение крыла того воина при входе в церковь, оно должно означать изгнание "скверных" из храма.

Теперь напряженный, драматический характер средника иконы также получает объяснение. Иконографическое единство со "стражами храма" позволяет сказать, что архангел Михаил на иконе представлен в борьбе со злом - это борец с сатаной.

В кремлевской иконе есть еще одно изображение архангела-воина в клейме "Явление Иисусу Навину". Архангел стоит опираясь на одну ногу, другая несколько согнути и отставлена, торс - в сложном волнообразном движении, широкое полукружие плечей мягко перетекает в округлое движение руки с ножнами, меч поднят не как карающее оружие, а как знак воинского достоинства. Это "покровитель воинов" - иконография, очень распространенная в XV-XVI веках. Существование двух иконографических изводов очевидно. В иконе обе иконографии представлены в истинном соотношении: покровительство воинам - только одно из деяний архангела; в среднике - движущая сила всех деяний, изображенных в клеймах: борьба с мировым злом.

Помощь ангела Иисусу Навину была символом покровительства воеводе, военному делу, эту композицию видим на древних боевых знаменах. До нас дошло "Знамя Сапеги" конца XVI - начала XVII века из Борисоглебского монастыря (ГТГ) и знамя князя Пожарского XVII века (ГИМ). Северо-восточный столп Успенского собора Кремля, украшенный изображениями св. воинов (XVII век), также начинается внизу сценой явления архангела Михаила Иисусу Навину.

В Сопочанах (Сербия, XIII век) в приделе св. Стефана есть изображение архангела Михаила влорах, но с мечом. Пурпурное императорское одеяние, обвитое лорами,- знак предельной высоты служения и знак победы над врагом. Надпись фрески: "Архангел Михаил хранитель святой Троицы". Свергнув сатану с небесных сфер, архангел несет это важнейшее служение. Архангел* Михаил - хранитель храма, по-видимому, совершает иной земной подвиг - охраняет человека от сил зла. Поэтому на нем воинские латы - символ непрерывности битвы.




1 Библия, Книга пророка Даниила, X, 6.



Продолжение